История одной фотографии

Год 2011-й…im_a_02
По миру прокатилась волна народного недовольства набирающей темпы глобализацией капитализма. Волна поднялась в Испании, получив название «протест «индиньядос» (indignados-в переводе с испанского — «возмущенные), где сотни тысяч граждан, преимущественно молодежи, вышли на улицы, разгневанные политикой социально-экономических реформ, проводимых Испанским Правительством и ЕС.
15 октября упомянутого года волна докатилась до Рима, накрыв его сполна. Горели машины и автобусы, разбивались витрины магазинов и банков, летели в полицию выбитые из мостовых булыжники…
Символом тех событий стало фото молодого человека, бросающего огнетушитель. Фото получилось харизматичным, и даже было отмечено наградами WORLD PRESS FOTO.
Итальянская полиция тоже проявила интерес к этому фото, и вскоре в газетах и выпусках новостей появились сводки типа: «Задержан «Эр Пеличча» юноша, ставший символом восстания «индиньядос». Припоминаются последовавшие за этим традиционная полемика в СМИ, и, кажется, светлые кудри мелькали в разных «ток шоу…».

im_a_03

Год 2019-й…
Недавно, будучи по делам в Риме, заглянул в гости к своей старой знакомой. Случилось познакомиться и с ее соседями — молодой итальянской парой. «Кстати, сказала моя знакомая, помнишь фотографию парня с огнетушителем? Так вот, Фабрицио – тот самый Эр Пеллича».
Всплыла в памяти картинка — пожалуй, за прошедшие почти восемь лет внешне он не сильно изменился. Ну и не смог я удержаться от соблазна задать пару вопросов «символу».
Итак, имя героя Фабрицио, фамилия его Филиппи, а кличка Эр Пеллича (шубейка) дана ему была с детских лет за повышенную лохматость на голове. «ЭР», в данном случае, есть определенный артикль мужского рода в романском диалекте. Родом из городка Бассано Романо, что к северу от Рима. Родители его принадлежат к… скажем так: среднему классу, потому что употребляемое в Италии определение «мелкая буржуазия», невольно воспроизводит в в моих ушах картавый голос вождя мирового пролетариата, клеймящего «мелкобугжуазную сущность меньшевиков»…
Фабрицио не очень любит вспоминать свое «революционное прошлое». Да и революционным это прошлое было лишь в тот день 15 октября 2011-го.
На «баррикадах» парень оказался случайно. Пришел с такими как сам друзьями-студентами на митинг, пива попить да за справедливость социальную словцо замолвить. В общем, совместить приятное с не совсем бесполезным. Поначалу все, действительно, проходило весело и мирно: пиво, лозунги, плакаты…
Но чуть позже подтянулись ребята из «Black Block» — непременные и непримиримые участники всех массовых беспорядков в Европе, споро принялись за дело: соорудили баррикады из мусорных баков, с помощью ломиков, молотков и зубил умело разворотили мостовую, организовали раздачу бутылок с зажигательной смесью «Молотов», как ее здесь называют (вот такой памятник сталинскому министру иностранных дел уготовила история). А дальше, как говорится, началось совсем другое кино. У некоторых в руках замелькали металлические прутья, в сторону полицейских кордонов полетели булыжники, файеры и бутылки. И уже вскоре римская площадь Сан Джованни, с прилегающей к ней территорией превратились в зону боевых действий. Полиция, традиционно отвечала слезоточивым газом и водометами. Все, находящиеся на площади, оказались втянутыми в безумный водоворот гнева. Эмоциональный юноша Фабрицио целиком вошел в роль Гавроша. Коктейль массового единения замешанного на пиве и газовых парах сильно пьянит. Оказавшийся на месте событий человек с фотоаппаратом сумел оценить образ.
Потом был арест, два месяца в тюрьме, освобождение с обязательством ежедневной отметки в полицейском участке… Суд. Обвинение требовало более жестокого наказания, но парню повезло. Вероятно адвокат все же сумел убедить судей в том, что огнетушитель был брошен юношей в помощь боровшимся с огнем полицейским. Именно это заявил Фабрицио при аресте, что вызвало много иронических комментариев в соц. сетях. Появился даже мем, где рядом со знаменитым фото приложили инструкцию по пользованию огнетушителем.
Представители различных СМИ, в первое время активно осаждавшие Фабрицио и его родственников, довольно скоро потеряли к нему интерес, Ведь журналистам, будь они либеральные, реакционные или просто безыдейные хроникеры скандалов, необходимо, если можно так выразиться, горячее мясо: либо жертва невинно замученная, либо злодей зубастый, слюной брызжущий… А наша «шубейка» оказалась овцой заблудшей. Радикальных взглядов (ни правых, ни левых) не придерживается, в первых же интервью раскаялся, даже не настаивая на изначальной справедливости идей протеста, длительного тюремного срока безвинно не получил. Следовательно – нет зацепки для интриги. А нет интриги – нет шоу…
Сейчас, в феврале 2019 го я беседую с абсолютно типичным представителем итальянской молодежи. Ему 31 год. Университет не закончил, потеряв интерес к учебе. Временно безработный, живущий на пособие. Сочиняет песни, что-то типа рэпа, который начитывает вслух, суетясь по домашним делам. На вопрос о планах на жизнь, не заглядывая вдаль, говорит о том, что хорошо бы устроиться барменом где-нибудь в Музеях Ватикана — там более щедрые чаевые, чем в прочих местах. Вот, пожалуй, и все…
В Италии, как впрочем, и во всем мире существует масса персонажей, которые однажды «засветившись» на экране или в журнале, годами не сходят со страниц таблоидов, подогревая свою популярность различными эпатажными выходками. Человек может быть одиозным, но его одиозность обсуждается, не позволяя публике о нем забыть. Наверное, причина того, что Фабрицио не стал востребованным для пиара в его обыкновенности. Это, на мой взгляд, не самое плохое качество, но современный мир не терпит полутонов. И две тысячи лет назад и сегодня он требует «Хлеба и зрелищ!». И ему не важно, что ты хочешь просто работать барменом.

im_a_04

 

A_Zolotko  Текст Андрея Золотко
Фото предоставлены Фабрицио Филиппи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *